КомпанииКомпаний: 7440
АккаунтыАккаунтов: 12915
Регистрация       Забыли пароль?




info@oborudka.ru
oborud-ka
Главная » Справочники » Развитие науки и техники » Мифологическое воображение

Мифологическое воображение

Мифологическое воображение

Миф выполняет определенную социальную функцию, позво­ляет проникнуть человеку в ритм природы и социального бытия. В рассматриваемом нами плане пред­ставляет интерес мифологическое воображение, т.е. мифотворческая функция человеческого мышления.

Литература, посвященная мифологии, необычайно богата. Этой проблемой занимались и занимаются А. Лосев, Е. Мелетинский, К. Юнг, Б. Малиновский, К. Кереньи, М. Элиаде, 3. Фрейд, К. Леви-Стросс и др. Для наших размышлений наиболее ценными, однако, являются работы Э. Кассирера, исследования которого не просто охватили мифы, но проникли в природу ми­фологического мышления. Основным признаком мифо­логического воображения, согласно Кассиреру, является отсутствие сознания образа. В мифологическом вооб­ражении происходит полное отождествление образа с реальной действительностью. Кассирер поясняет это на следующем примере: в первобытном обществе танцор выступает в маске бога или демона, не подражая, не играя роли, но в собственном убеждешш и наблюдаю­щих за ним членов племени является богом или демо­ном. «Мифологическое воображение содержит всегда акт веры. Без веры в действительность своего предмета миф утратил бы основу, на которую он опирается» (Э. Кассирер).

В случае мифологического воображения не сущест­вует, следовательно, понятия образа в его собственном значении. Это есть, используя определение Р. Арнхейма, автообраз. Изображения богов в храмах часто так расположены, чтобы посетитель (отметим, посетитель с мифологическим воображением) воспри­нимал их не как образы богов, но как самих богов. Это, однако, не означает, что мифологическое воображение невозможно отнести к реальной действительности. Ми­фологическое воображение вначале должно иметь непо­колебимую опору в действительности. Позже происхо­дит специфическое деформирование реальных фактов, и именно деформирование, т.е. искажение в широком значении данного слова, ибо деформирование является также благородной в своих интенциях идеализацией.

Таким образом, мифологическое воображение выра­жает не столько действительность фактов, сколько действительность потребностей. Только кажется, что в природе мифологического воображения лежит иллю­зорное исполнение выраженных в нем стремлений. Но именно поэтому эти искусственно поддерживаемые по­требности постоянно живут и растут. Реальные потреб­ности удовлетворяются естественным способом «смещения». Воображаемое исполнение, наоборот, уси­ливает их живучесть и увеличивает их воздействие. В крайних случаях доходит даже до того, что возмож­ность реального удовлетворения отбрасывается. По­добное происходит, когда определенные потребности посредством воображения деформированы настолько, что могут «осуществиться» только внутри этого вооб­ражения. Мифологическое воображение становится вследствие этого замкнутой структурой, полностью недоступной для внешних факторов.

Мифологическое воображение является принципи­ально коллективным. В архаических обществах коллек­тив был как творцом, так и потребителем его результа­тов. Творцом в том смысле, что воображение выражало потребности, верования, стремления, чаяния, мечты и т.п. коллектива. Потребителем же потому, что послед­ствия этого воображения для коллектива были предна­значены и им потреблялись. С одной стороны, мир по­требностей возбуждал воображение, с другой - благо­даря воображению, постоянно сохранялся и умножался. Очевидно, определенные потребности, которые миф выражает и на которые отвечает, могут быть в коллек­тиве еще не развиты, не осознаны, скрыты. Миф такие потребности извлекает из подсознания, проявляет, ак­тивизирует и дает толчок их развитию.

Коллективный характер обусловливает схематич­ность мифологического воображения: оно должно быть схематичным, чтобы охватить коллектив. Схематич­ность мифологического воображения обусловлена так­же повторяемостью определенных мотивов, «вечных» потребностей или ситуаций, которые в воображении находят свою манифестацию. Это, перефразируя М. Элиаде, «эталонное», или «архешпнческое», вооб­ражение (но не в юнговском понимании). Схема, архетип или образец (эталон), очевидно, делает жесткой как внешнюю действительность, так и внутреннюю. Но схема, будучи ее специфической регуляцией, обеспечи­вает определенного рода безопасность. Люди чувствуют уверенность, когда мыслят и действуют согласно опре­деленным схемам и правилам.

Эта схематичность имеет решающее значение для функционирования мифологического воображения в архаическом обществе, для поддержания регулярности, порядка в окружающем мире. Вполне понятно, что про­рицатель является центральной фигурой любого тради­ционного африканского общества. В качестве прорица­теля могут выступать знахарь, жрец и вождь. Все они «представляют собой различные аспекты одной и той же насущной проблемы - потребности общества в фи­зическом и социальном порядке» (К.М. Тернбул). Миф создавал воображение сакрального пространства, свое­образного центра мира и сакрального времени, которое не течет непрерывно, но представляет собой элемент возвращения (концепция так называемого «вечного возвращения»). Целью мифа была организация вообра­жения о мире, он становился фактором, влияющим на познавательную деятельность любого типа, позволял интерпретировать как природную, так и социальную действительность, создавая причинность, которая смысл любого вида явлений находила в сверхъестест­венном мире (мифическое время, когда появляются и действуют культурные герои в среде, выступающей иногда в качестве сырого материала). Миф также был связан со сферой живой практики, составлял мотива­цию любого типа деятельности и обычаев, прежде всего ритуалов, являясь важным элементом общественных отношений. Сущность мифа определялась не его от­дельными элементами, но способом их связи в значимое целое. Первобытное мировоззрение выражалось прежде всего в его общей структуре, которая должна была вос­производить строение мира. Эта структура, а не кон­кретный способ ее вербализации, детерминировала тож­дественность мифа. Миф выступал обычно во множест­ве версий, однако если каждая из них кодифицировалаэлементы веры, обязательные для данного общества, то ни один вариант нельзя трактовать как истинный, главный или аутентичный, когда каждая версия выпол­няла религиозную, познавательную и мировоззренче­скую функции, присущие мифу вообще.

Текущая страница: Развитие науки и техники » Мифологическое воображение