КомпанииКомпаний: 7724
АккаунтыАккаунтов: 13930
Регистрация       Забыли пароль?




info@oborudka.ru
oborud-ka
Главная » Справочники » Теория рассуждения, логики и аргументации » Основные логические особенности философского мышления II

Основные логические особенности философского мышления II

Основные логические особенности философского мышления II

2. Раскрепощение творческой фантазии. По поводу этот способа компенсации дефицита опытных знаний можно повторить! всё то, что только что сказано по поводу творческой интуиции. Отметим лишь, что интуиция и творческая фантазия в невербальном человеческом мышлении - далеко не одно и то же. Творческая интуиция столь необычна и таинственна, что и в нашу эпоху даже не которые далёкие от религиозной мистики психологи склонны считать её в человеческом мышлении гостьей из иных миров. Во всяком случае, интуитивные озарения обычно идут из самых потаённы подсознательных глубин человеческой души. Они спонтанны и не произвольны. Между тем, процесс творческого фантазирования осуществляется человеком в сознательном состоянии, достаточно чётко им контролируется, запускается и прекращается по его воле.

3. Широкое использование метода аналогий. Систематическое развитие аналогий играет важную роль в теоретическом естествознании. Вспомним для примера модель теплорода - гидродинамическую аналогию, в рамках которой в XIX веке сформировалась классическая термодинамика. Но в теоретической науке аналога проводятся осторожно и развиваются под систематическим контролем эксперимента. Философское же мышление опирается на аналогии именно как на средство компенсации дефицита опытных знаний Аналогии при этом проводятся самые смелые, широкие и широчайшие. В духе аналогий знания с частного объекта переносятся на большие области мироздания и даже на всё мироздание. Например гипотеза античных философов об атомистической структуре миро­здания вполне могла быть получена по аналогии, скажем, в кучей песка, которая издали кажется сплошной, но при ближайшем рас­смотрении оказывается состоящей из дискретных частиц. Характер­но, что и конкретизацию этой базовой модели мироздания античные атомисты проводили в значительной мере методом аналогий. Так, версия взаимодействия атомов посредством крючочков на их по­верхности вполне могла быть подсказана аналогией с семенами ре­пейника. В наше время некоторые философствующие адепты пара­психологии смело рассуждают в духе аналогий между компьютером или голограммой и информационной структурой Вселенной.

Очень важно отличать подобные рабочие гипотезы от космологи­ческих моделей научно-теоретического качества, что делается дале­ко не всегда. В частности, те же адепты парапсихологии нередко всерьёз считают себя авторами высокоадекватных научных версий строения Вселенной, которые заодно решают и вечные религиозные проблемы.

4. Обращение к литературно-художественной форме ана­лиза. Эта форма исследования особенно характерна для русской философии. Даже В. С. Соловьёв, с которого начинается самобытная русская рационалистическая философия, отдавал ей свою дань. Что же касается философского наследия Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевско­го или Л. Н. Толстого, то оно неотделимо от их литературно-художе­ственного наследия.

Очевидно, что способ компенсации дефицита опытных знаний анализом поведения вымышленных героев в вымышленных ситуаци­ях также оставляет много места для субъективистского произвола в предлагаемых философских концепциях. Более того, при их литера­турно-художественном оформлении в творческой продукции фило­софа особенно ярко запечатлевается неповторимый колорит его личности, от которого не остаётся следа в творческой продукции великого новатора науки. Как уже отмечалось, в последнем случае в индустрии научного познания личный вклад автора новой концеп­ции подвергается коллективной, сложной, критической обработке коллегами, в результате которой в нём остаются только «безликие» объективно-истинные результаты, всесторонне соответствующие опытно данному положению дел в исследуемом объекте. Если они, конечно, остаются.

5. Ставка на логическую последовательность анализа. Этому способу компенсации дефицита опытных знаний следует уде­лить особое внимание, поскольку он характерен для европейской философии последнего тысячелетия, включая «панлогизм» Гегеля и, отчасти, марксизм.

Исторически первой по этому пути пошла средневековая схола­стика - западноевропейская религиозная философия XII-XIV веков. Богословие западного христианства в начале 2-го тысячелетия в значительной мере отошло от крайней осторожности в деле обще­значимой рационализации духовного опыта Христовой Церкви. Оно считало, что часть догматов христианского вероучения может быть обоснована и доказана методами логики Аристотеля, В результате над богословием, призванным непосредственно обобщать и пропа­гандировать духовный опыт Церкви и святых подвижников веры, надстроилась рационалистическая религиозная философия. Лишь в(XV в. в западном христианстве была осознана несостоятельность та4 кого подхода по причине ограниченности аристотелевской логики.

С XV-XVI веков началось бурное развитие экспериментального естествознания, и западноевропейская философия переключила эту свою компенсационную методологию на познание природы. Насту­пила эпоха натурфилософских систем мироздания, в которых логи­ческой последовательностью анализа компенсировалось незнание реальных явлений природы и отсутствие экспериментально обосно­ванных законов. Лишь по мере того, как в XVII—XVIII веках набирало силу естествознание, эффективно теоретизируемое на основе таких законов, осознавалась несостоятельность подобных ставок на ком­пенсационные возможности аристотелевской логики. Это было дос­таточно чётко осознано Г. В. Ф. Гегелем, но особенно - Ф. Энгель­сом, подвергшим натурфилософию уничтожающей критике.


Текущая страница: Теория рассуждения, логики и аргументации » Основные логические особенности философского мышления II