КомпанииКомпаний: 7430
АккаунтыАккаунтов: 12905
Регистрация       Забыли пароль?




info@oborudka.ru
oborud-ka
Главная » Справочники » Металл, руда, золотоносные месторождения » Редкометальные магматические формации II

Редкометальные магматические формации II

Редкометальные магматические формации II

Их последующая кристаллизация обусловливает появление легкоподвижных, существенно альбитовых ("апогранитовых") составов, обогащенных редкими остаточными (некогерентными) элементами, включая литий, тантал и ниобий. Продукты дифференциации этих остаточных систем либо обособляются в виде мелких интрузивных штоков и даек, либо, мигрируя кверху из глубинных участков батолитов, взаимодействуют с гранитоидами купольных фаций с образованием различных обогащенных фтором, литием, танталом и другими редкими элементами существенно альбитовых пород, вплоть до альбититов. Сериям таких пород соответствует инверсионный отрезок общего петрографического тренда "апогранитовый" тренд (АПГ), почти перпендикулярно пересекающий все субщелочное поле III диаграммы. Однако субщелочные латитовые (монцонитоидные) и трахиандезитовые серии, как и в других полях диаграммы, представлены трендовыми пучками и подчиняются общей закономерности параллельного возрастания щелочности и крем-некислотности. Нахождение в этом поле принципиально иного тренда, пересекающего любые тренды вулканогенных и плутонических серий, обусловлено, вероятно, не магматической дифференциацией, а процессами послемагматического метасоматоза. Поэтому методология обоснования прогнозно-поисковых критериев редкометального оруденения должна базироваться на модельных теоретических и практических разработках по метасоматическим, но не магматическим процессам.

В качестве еще одного показательного примера рассмотрим петрохимический тренд триасово-юрского чиндагатуйско-калгутинского комплекса на юге Горного Алтая. Эволюция гранитоидного магматизма здесь завершается образованием лейкогранитов, альбититов и особых редкометальных альбит-сподуменовых фаций гранит-порфиров, с которыми связано известное Алахинское месторождение литиевых и танталовых руд.

К поздним образованиям относятся также дайковые фации калиевых (эльваны) и натриевых (калгутиты) аналогов редкометальных гранитов. Предполагается, что предшествующие им биотитовые граниты Чиндагатуйского и Калгутинского массивов принадлежат к общему гранитному батолиту. В процессе его глубинной дифференциации и могли возникнуть остаточные фракции расплавов повышенной щелочности, обогащенных Li, Та, Cs и другими редкими металлами.

С учетом этих предположений был определен петрохимический тренд, общий для всех упомянутых пород, по данным. На диаграмме  эволюции состава главной фазы калгутинских гранитоидов, вплоть до лейкогранитов, соответствует единый, близкий к линейному, тренд, конформный общему сериальному трендовому пучку диаграммы. На конечном этапе магматической эволюции при переходе от ультракислых лейкогранитов, мусковитовых и турмалин-мусковитовых к редкометальным сподуменовым гранитам происходит как повышение общей щелочности, так и инверсия отношения Na/K, соответствующая общей инверсии петрохимической магматической системы. В результате, подобно апогранитам кукульбейского комплекса, происходит инверсионный переход от лейкогранитов к редкометальным литий-танталовым сподумен-альбитовым рудоносным фациям. Примечательно, что в данном случае редкометальные фации гранитоидов, включая эльваны и калгутиты, находятся в области перехода от гранитоидов калгутинского комплекса к инверсионной редкометальной части тренда. Тем самым подтверждается генетическое единство всей рудно-магматической системы, начиная от стандартных биотитовых гранитов и кончая формированием рудной системы на инверсионном отрезке тренда ("инверсионная РМС"). Поэтому очевидна условность минерагенической автономии собственно редкометальных РМС, завершающих общий эволюционный тренд гранитов и лейкогранитов. Очевидна также и условность генетической автономии лейкогранитов и аляскитов.

Как показано в одной из последних работ А.А.Беуса, также использовавшего предлагаемую трендовую методологию, инверсионный "апогранитовый" тренд типичен для месторождений многих редкометальных провинций (Забайкалье, Карелия, Казахстан и др.). Таким образом, можно прийти к заключению, что формирование локальных РМС с различными парагенетическими типами редкометальных руд закономерное завершение длительной эволюции магматических гранитоидных систем. Поэтому при петрохимически общих составах поздних интрузивных фаций гранитов (аляскиты, лейкограниты) их геохимические характеристики могут существенно различаться в зависимости от предшествующей петрогеохимической эволюции. Тем самым предопределяется и конкретная специфика петрогеохимических критериев регионального и тем более локального минерагенического прогноза.

Щелочные породы в отличие от гранитоидов составляют лишь незначительную часть от общего объема магматитов верхней коры. Еще более редки редкометальные щелочные формации. Среди них по числу связанных с ними крупных и уникальных месторождений главное место занимают карбонатитовые. В отечественной литературе редкометальные карбонатиты традиционно, начиная с 50-х годов, рассматриваются как представители особой щелочно-ультраосновной формации. Основанием для этого послужили, в первую очередь, данные изучения нескольких щелочных провинций России, в которых карбонатиты и щелочно-ультраосновные породы типа ийолитов входят в состав общих интрузивных комплексов. Исходя из этого, предполагается, что карбонатиты являются наиболее поздними дифференциатами щелочно-ультраосновного магматизма, в результате которого концентрируются редкие элементы и возникают остаточные, преимущественно метасоматические рудо-генные системы. На этих представлениях базируются модели РМС и методические рекомендации по проведению поисковых и поисково-оценочных работ на редкие элементы и карбонатиты.

Однако уже давно, к середине 60-х годов, после завершения начального этапа поисков карбонатитов накопились сведения о том, что во многих крупных провинциях таких, например, регионов, как Канада, Бразилия, Ангола, ийолиты отсутствуют или являются второстепенными породами по сравнению с нефелиновыми и щелочными сиенитами. С учетом этих данных автором в 1966 г. впервые была предложена полиформационная систематика карбонатитов. В ней существенно расширялся объем понятия "редкометальная карбонатитовая формация". Соответственно расширялись и перспективы обнаружения новых рудоносных районов. В качестве примера можно привести Бразилию. Здесь в результате интенсивных поисков в 60-70 годах крупные месторождения были выявлены главным образом в составе комплексных массивов, где отсутствуют щелочно-ультраосновные породы. Так, из 20 наиболее крупных и разведанных карбонатитовых комплексов лишь в четырех встречены ийолиты, в то время как нефелиновые и щелочные сиениты -в 15. В наиболее крупных комплексах, включающих и уникальные по запасам месторождения (Араша, Тапира, Каталан), ийолиты вообще не обнаружены.

За этот же период в типичных щелочно-ультраосновных провинциях России, например Карело-Кольской, для которой наиболее обычны ийолиты, так и не удалось найти ни одного подобного бразильским месторождения. В какой-то степени это объясняется нахождением F провинции лишь группы мелких комплексных массивов, в объеме которых доля карбонатитов мала. Однако вряд ли это главная причина. Об этом свидетельствует пример Гулинского массива (Маймеча-Котуйская провинция) одного из крупнейших в мире комплексных массивов ультрамафитов, щелочных пород и карбонатитов. Площадь лишь одних ультрамафитов (дунитов) превышает в нем 500 км , но карбонатитовые штоки практически безрудны. Для первичных дунитов характерна обычная Cr-Ni специализация, а какая-либо редкометальная минерализация отсутствует. На этом основании автором давно уже был сделан вывод об отсутствии генетической связи (комагматичности) между ультрамафитами и карбонатитами, подтвержденный позднее изотопными данными. В связи с этим следует отметить, что в щелочно-карбонатитовых комплексах в отличие от гранитоидных серий предшествующие карбонатитам силикатные магматиты не образуют единого эволюционного ряда с закономерным, последовательным изменением петрогеохимических параметров.

В щелочно-ультраосновных породах, следующих за ультрамафитами, нередки проявления магматической дифференциации. Однако ни в одной из подобных дифференцированных серий не происходит закономерного повышения концентрации редких элементов. Таким образом, отсутствуют факторы, благоприятные для формирования руд в более поздних карбонатитах. Поэтому не случайно в большинстве комплексных массивов образующиеся после ийолитов ранние кальцитовые карбонатиты в основном безрудны и не содержат сингенетичного им редкометального оруденения. Нередки автономные штоки рудных карбонатитов, не сопровождаемые ийолитами. Во внешнем ореоле таких штоков могут быть представлены только метасоматические фениты и щелочные сиениты.

На основании детального изучения большинства комплексных карбонатитовых массивов из различных щелочно-карбонатитовых провинций можно заключить, что во всех случаях карбонатиты генетически и минерагенически автономны: их состав и рудоносность не зависят от состава, объемных соотношений и рудоносности предшествующих пород, в том числе и щелочно-ультраосновных. Поэтому карбонатиты и сингенетичные им камафориты (фоскориты), сопровождаемые щелочными сиенитами (фенитами), следует выделить как самостоятельный генетический формационный тип щелочно-карбонатитовая формация.

Согласно современным представлениям, щелочно-карбонатитовые комплексы продукты генерированных в мантии флюидно-магматических систем. Главными компонентами этих систем наряду с силикатными могут быть специфические щелочно-карбонатитовые солевые расплавы, концентрирующие флюидные компоненты (CO2, P2O5, H20, фтор и др.). Наличие последних обусловливает развитие интенсивного щелочного метасоматоза (фенитизации), обычно сопровождающего формирование карбонатитовых комплексов. Для оценки принадлежности первичной системы к преимущественно магматическому или флюидно-солевому типу достаточно брать за основу реальные геолого-петрографические данные об объемных соотношениях фенитовых комплексов с карбонатитами и другими породами. На этом основании автором предложена новая классификация карбонатитов. В зависимости от генетических особенностей и состава общих парагенезисов карбонатитов и других пород среди них могут быть намечены следующие петрологически наиболее контрастные формационные типы: М магматический с преимущественным развитием парагенезиса предшествующих карбонатитам ультрамафитов и щелочно-ультраосновных пород, ФК флюиднокарбонатитовый с преимущественным развитием дифференциатов карбонатитовых систем (севиты, камафориты и др.), а также фенитов. Переходным между ними является тип ФМ. В качестве особого типа, с максимальным проявлением гибридных анатектических процессов, выделен тип ФА флюидно-анатектический, представленный главным образом сиенитами и нефелиновыми сиенитами продуктами взаимодействия флюидно-карбонатитовых систем и глубинно-коровых пород.

Во многих, если не во всех, комплексах интрузивных карбонатитов решающее значение в появлении рудной редкометальной минерализации принадлежит флюидно-метасоматическим процессам перекристаллизации и метасоматоза первоначально безрудных кальцитовых, отчасти и доломитовых карбонатитов, а также фенитизированных пород. Наглядным подтверждением этого служит и появление редкометальных и апатитовых руд вне карбонатитов в предшествующих зонах фенитов (месторождение Болыпетагнинское, массив Ессей). Для комплексных массивов возможно появление крупных апатит-магнетитовых месторождений при взаимодействии ультрамафитов и апатитоносных флюидно-солевых расплавов (Якупиранга).

В случае глубинных магматических очагов, т.е. относительно закрытого типа щелочно-карбонатитовых систем (типы М, ФМ, ФК), создаются наиболее благоприятные условия как для реализации процессов длительной силикатно-карбонатной (солевой) дифференциации, так и для рудогенедлительной силикатно-карбонатной (солевой) дифференциации, так и для рудогенеза. Важная для редкометальной минерагении особенность ранних высокотемпературных стадий карбонатитового процесса геохимическая некогерентность (кристаллохимическая несовместимость) кальция и редких металлов ниобия, тантала, урана, тория, а также щелочей, титана и фосфора. Они постепенно вытесняются из объема кристаллизующейся кальцитовой магмы в виде щелочно-карбонатных, щелочно-галоидных и других флюидных эманаций и надкритических солевых апатитовых растворов (рассолов). Последующее взаимодействие щелочных эманаций и растворов не только с вмещающими карбонатиты породами, но и с ранними кальцитовыми и более поздними доломитовыми карбонатитами тот главный механизм, который определяет образование редкометальных руд.

Представления о важной рудогенерирующей роли мантийно-коровых флюидно-магматических и солевых систем в последние годы были распространены и на значительную часть редкометальных месторождений гранитоидных формаций (В.И.Коваленко, П.В-Коваль и др.). В наибольшей степени они соответствуют редкометальым агпаитовым щелочно-гранитовым формациям (аналоги типа ФА), в связи с которыми также известны некоторые уникальные месторождения редких металлов. С учетом этих представлений может быть намечена единая генетическая систематика месторождений щелочного ряда, как карбонатитовых, так и щелочно-гранитоидных (агпаитовых). Их преимущественная локализация в зонах трансрегиональных "сквозьструктурных" разломов, генетическая связь с очагами подкорового магматизма и независимость от верхнекоровых гранитоидных и других региональных формаций определяют существенные различия в методологии металлогенического анализа по сравнению с обычными рудно-магматическими системами базальтоидных и гранитоидных формаций.


Текущая страница: Металл, руда, золотоносные месторождения » Редкометальные магматические формации II